27 декабря 2012 г.

Платонические чувства. Рубрика севастопольского писателя Платона Беседина



Платонические чувства №10: “Ещё немного о конце света”.
Платон Беседин, специально для «Стильного Севастополя».
Доброе время!
Оно же доброе, правда? Конец света имени майя нас, слава Богу, минул. Мы выжили, чтобы, как обещают астрофизики, умереть от гигантского облака пыли, сминающего всё на своём пути. Так что самое время поразмышлять о том, что пишут и снимают на тему конца света.
Берегите своё время: смотрите и читайте с умом!

Что читать?
Алексей Иванов «Комьюнити». 


Что смотреть?
 «Конец света».



 следуйте за Платоном, как Алиса за Кроликом... :)
Что читать?
Алексей Иванов «Комьюнити». 
Алексей Иванов – первый в России автор книг о дэнжерологах, охотниках за опасными артефактами. Его книги, написанные в форме жутковатого саспенса, позиционируются как российский ответ Стивену Кингу. 
По сути, «Комьюнити» – готовый сценарий для качественного динамичного триллера. Приглашай звезду этого жанра Наоми Уоттс и снимай. Что-то да выйдет.
Правда, потрудиться всё же придётся. Роман даже у не самого взыскательного читателя создаст ощущение не собранного паззла. Автор, кажется, накидал идей, образов, а вот увязать всё воедино забыл. То ли торопился, то ли не захотел. Получилось забавно, а местами комично. Темп у повествования рваный, аритмичный: то несется под откос, то натужно ползёт вверх, то вообще встаёт, как сломанные часы. При этом едва ли не каждая глава в «Комьюнити» заканчивается страшилкой. Вот герой встречается с мертвецом в цепях, вот с демоном чумы, вот со зловещей процессией, но почему-то в следующей главе об этом начисто забывает. Словно и не было ничего.
Главный герой «Комьюнити» – Глеб Тяженко, тридцати восьми лет – приехал в Москву из провинциального городка. Получил престижную работу в IT-компании, подержанный «Лексус», хорошую зарплату – в общем, всё, кроме счастья. Всё меняется, когда умирает один из двух его боссов, на похоронах которого Глеб находит странную могилу с именем «ABRACADABRA». Слово оказывается вовсе не детским шуточным заклинанием, а именем страшного демона чумы, уносящим десятки миллионы жизней.
Ну а дальше начинается месиво, в котором, как говорится, никого не жалко. Проблема в том, что героям Иванова сопереживать абсолютно не хочется, не можется даже. Во многом из-за их алогичного поведения. Как, например, можно понять человека, который, сидя в роковом комьюнити, где, сигналя  о помощи, умирают люди, критикует шмотки своей подруги и зарится на её попку, констатируя, мол, там, дорогая, чума разошлась? Ладно бы, Иванов выписал героя этаким циничным злодеем, так нет – парень рефлексирующий, сочувствующий.
Возможно, герой устал от авторских заморочек, исполненных в тематике стандартных хорроров вроде «Поворота не туда». Они отпугивают читателя, прежде всего ориентированного на интеллектуальную литературу. «Комьюнити», в принципе, можно смело читать по диагонали, не боясь пропустить что-то действительно стоящее.
Роман, как детский конструктор, собран из одних и тех же элементов. Первый – душевные терзания Глеба и его взаимоотношения с дочкой покойного босса. Второй – набор страшилок. Третий – общение членов комьюнити в веб-пространстве на тему смерти и чумы. Тут, правда, автору надо отдать должное: любопытного материала он собрал достаточно. Если бы не «чумные хроники», то стало бы уж совсем скучно.
Алексей Иванов, похоже, вообще решил увязать воедино наиболее трендовые явления современной литературы. В «Комьюнити» есть, например, обязательные атрибуты бульварного чтива: плохо прописанная  любовная линия и весьма предсказуемое вероломное предательство. В то же время это и культурологический детектив в духе какого-нибудь Дэна Брауна, и чистая мистика, призванная пощекотать нервы читателя, и смешение, на манер Эко, реальных фактов с псевдодокументалистикой. Добавьте к этому ядерному коктейлю ещё и менеджерско-потребительскую тематику в духе Минаева и Пелевина и получите «Комьюнити». Текст полон названий брендов и сентенций в духе «человек – это его айфон», и от всего этого создаётся явное ощущение вторичности, мол, поезд с тоннами похожей литературы уже ушёл, но автор всё никак не успокоится и гонится за ним, чтобы закинуть до общей кучи своё творение. По мере прочтения не покидает навязчивая мысль – автор занимается не своим делом.
Впрочем, Иванов, похоже, ставил перед собой иную задачу – он задал читателю загадку, как выбраться из веб-лабиринтов современного мира. Ответ на неё необходимо искать самостоятельно. Своим романом Иванов подчёркивает, что сделать это придётся. Иначе однажды можно обнаружить себя, стоящим посредине апокалипсического, вымершего от чумы мира.

Что смотреть?
«Конец света». 
Режиссёр: Питер Хайямс. В ролях: Арнольд Шварценеггер, Гэбриел Бирн, Робин Танни, Кевин Поллак, Си Си Эйч Паундер. Жанр: мистика, боевик. Длительность: 121 минут.
Мы все умрём. Пожалуй, это едва ли не главное наше априорное знание. Впрочем, особого интереса тут нет. Куда важнее – как мы умрём. 
Отсюда, собственно, и такое количество вариаций на тему конца света. Многое написано, многое снято. Особенно плодотворным на этот счёт оказался год 1999. Шутка ли сказать: 15 разных предсказаний конца света, от падения астероида до явления Антихриста.
О последнем режиссёр Питер Хайямс и снял фильм «Конец света» с Арнольдом Шварценеггером в главной роли.
В 1979 году в Ватикане один из папских провидцев увидел знамение, предвещающее Конец Света, а в «Большом Яблоке» Нью-Йорка родилась девочка с родинкой в форме буквы “Ω”. Девочку тут же причастили кровью змеи, ведь она должна родить миру Антихриста.
Следом – как это любят голливудские режиссёры – перенос во времени: год 1999, и спивающийся, потерявший жену и дочь телохранитель Джерико (Арнольд Шварценеггер), спасая от пули клиента, сталкивается со свихнувшимся католическим монахом. Тот, не смотря на отсутствие языка, кричит, что век зла грядёт, и дьявол вырвался из преисподней – в общем, ситуация так себе. Особенно, если учесть, что число Зверя, оказывается, вовсе не «666», а «999», под стать году, так как во сне, а именно во сне Иоанн Богослов получил откровение, знаки часто видятся перевёрнутыми.
До кучи,  в банкира с Уолл-стрит вселяется дьявол, чтобы разгуливать по миру и творить бесчинства. Дьявола в человеческом обличье играет ирландец Габриэл Бирн и делает это, что называется, на «пять с  плюсом». Часто, знаете ли, спорят, кто лучше: Роберт де Ниро в «Сердце ангела» или Аль Пачино в «Адвокате дьявола». Возможно, лучший – Габриэл Бирн.
Жаль, только девушку, которая должна родить Антихриста от дьявола, Робин Танни играет не слишком убедительно. Большую часть фильма Джерико пытается уберечь её от идущего следом дьявола-осеменителя. Делает он это в привычной челюстно-дробительной, мускульно-бесстрашной манере, как истинный супергерой и последняя надежда человечества.
Действительно, кому ещё, как ни Железному Арни, сражаться в американских фильмах с дьяволом за будущее мира? Нет, можно, конечно, было бы попробовать на эту роль Брюса Уиллиса, но, согласитесь, не тот калибр. Только хардкор, только Шварц!
Тем более, что воевать за спасение девушки и, как следствие, человечества ему придётся с сектой злобных сатанистов, продажными полицейскими, воскресающими мертвецами, друзьями-предателями и, конечно, самим Сатаной…
Впрочем, стоп! Чем «Конец света» отличается от стандартного мистического боевичка, спросите вы? На первый взгляд, пожалуй, что и ни чем. Но только на первый.
Соль в том, что «Конец света» – удачная визуализация стандартного набора архетипов конца света. Если дьявол, то исключительно такой, сыгранный Бирном. Если герой, то Джерико в исполнении Шварценеггера. Это, кстати, последняя удачная роль Железного Арни.
Добавьте сюда и тот факт, что в кино, как и в любом произведении искусства, зачастую многое решают детали. В «Конце света» их, удачных, хватает с лихвой, от сюжетных ходов до будоражащих образов.
Мало того: заглавную музыкальную тему “Oh my God записали GunsnRoses”, которые молчали до и после фильма семь лет (то есть, одна песня в четырнадцать лет). Представляете, как серьёзно подошли к делу продюсеры «Конца света», чтобы заставить Эксла Роуза довести что-то до логического завершения?
Это пример действительно крепко сбитого фильма, где всё на своих местах, и  каждый на сто процентов знает, что должен делать. В результате, как говорят американцы, имеем качественный продукт. Но помимо качества, голой физики, есть и мощный, эмпатийный план, второй и даже третий контексты сопереживания.
Первый раз я смотрел «Конец света» по «ОРТ» в 2000 году школьником. Удивительным образом, буквально за час до эфира, мне попалась тонкая книжица об Апокалипсисе, идентификационных кодах и тому подобных вещах. Я её проштудировал. А следом посмотрел фильм. Так сказать, получил двойной удар. И ещё долго-долго ходил под впечатлением.
С тех пор прошло двенадцать лет. «Конец света» я пересматривал несколько раз, и первое впечатление никуда не пропало, хотя книжечки нет, да и я не школьник.
В НЛП есть такой термин – «якорь». Условно говоря, это активатор психологического ресурса. Так и я: посмотрю «Конец света» и впаду в специфическое состояние. Оно, скорее, понятийное, а не эмоциональное; весьма редкого свойства, надо заметить, когда чётко различаешь добро и зло. И хочется бороться с последним, как бы хорошо ни сыграл его Габриэл Бирн