22 апреля 2012 г.

Платонические чувства



Платонические чувства № 5: «Без напряга».
Платон Беседин, специально для «Стильного Севастополя».
 Всем привет!
 Наконец-то наступила весна, поэтому сегодня в «Платонических чувствах» больше развлечений, чем философствований. Хотя – вы же знаете – не всё так просто, как кажется на первый взгляд.
 Берегите своё время: смотрите и читайте с умом!

Что читать?
 Виктор Лановенко «Отара для волка».



Что смотреть?
  «Американский пирог: Все в сборе».



Следуйте за Платоном, как Алиса за Кроликом... :)
Виктор Лановенко «Отара для волка».

То, что люди перестали читать, - факт насколько общеизвестный, настолько и прискорбный. Последние исследования показывают, что книгами интересуется один украинец из четырёх. Ну а если и читают, – тоже ведь не секрет – то низкосортную литературу. Например, дамские романы и детективы.
По первым не скажу, а вот со вторым, как говорится, ситуация неоднозначная. Ведь детективы детективам рознь. Например, чего только стоит цикл рассказов Гилберта Честертона про отца Брауна. Ну а из более свежих примеров можно назвать роман «Отара для волка» севастопольского прозаика Виктора Лановенко.
Человек он в литературе достаточно известный. Победитель международного конкурса «Согласование времён». Публиковался в «толстых» литературных журналах. Но это всё звания, главное, что пишет Лановенко достойно. Его прозе свойственна особая цельность интонации, появляющаяся тогда, когда наличие материала для беседы сочетается с умением говорить. «Отара для волка» - тому прекрасное доказательство.
Библейское «Идите! Я посылаю вас, как агнцев среди волков…» Лановенко истолковал по-своему, написав интеллектуальный, отчасти философский детектив.
Начинается он с места в карьер: известный журналист Эдик Поспелов получает задание написать в газету о болезни двух известных медийных персон. За солидный гонорар, конечно. Персоны, действительно, больны, а Эдик, к несчастью, оказывается человеком любопытным и потому начинает «рыть» в поисках фактов и зацепок. Трагически погибают люди, да и самому журналисту обещают скорую смерть. Истина, конечно же, покрыта мраком тайны.
И вот постепенно из этого мрака начинают сначала выступать контуры и силуэты, а потом, собственно, появляются сами люди. Персонажей Лановенко с точки зрения схематики выбрал весьма стандартных: майор милиции (Резин) и вор-рецидивист (Танцор). Но вот их типажи, характеры выписаны прекрасно. Это не просто - как часто бывает в детективах - картонные фигуры, которыми автор манипулирует для развития сюжета, а полноценные личности со своими особыми судьбами.
А судеб хватает: здесь и фармацевтический магнат, и нечистый на руку чиновник, и образцовые «братки» из девяностых. Всё это закручено и спаяно в увлекательный, лихой сюжет, который держит читателя в напряжении от первой до последней страницы (в данном случае этого штампа не избежать). Достаточно сказать, что в центре повествования таинственный медицинский препарат, вызывающий необратимые мутации и предназначенный для «сильных мира сего». Есть, конечно же, и классический любовный треугольник, но прописанный по-новому, с особым писательским шармом.
В общем, достоинств у «Отары для волка» хватает. Одно из них, несомненно, лёгкий, сочный слог автора, позволяющий ему органично встраивать в, казалось бы, развлекательный текст мудрые философские сентенции и тонкие жизненные наблюдения. Как результат, – не зря вначале я вспомнил Честертона – получается не только интересно, но и полезно.
Есть «пища для ума» и тем, кто априори говорит своё «фи» детективу как жанру, а предпочитает исключительно серьёзную литературу. К роману в книге прилагаются два отличных рассказа: «Соучастник» (за эту семейную сагу Лановенко получил премию) и «Проездом» (пронзительно трогательная история о супругах и детдомовце).
Книга Виктора Лановенко, собственно, тем и хороша, что, во-первых, легко читается, а, во-вторых, обладает приятным послевкусием, появляющимся тогда, когда имеешь дело с действительно первоклассной литературой.


 «Американский пирог: Все в сборе».

Режиссёр: Джон Харвитц, Хейден Шлоссберг. В ролях: Джейсон Биггз, Элисон Хэннигэн, Крис Клейн, Томас Иэн Николас, Шонн Уильям Скотт. Жанр: комедия. Длительность: 113 минут.

Есть фильмы, которые, прежде всего, ассоциируются с определённым этапом жизни. Если говорить о кино, ставшим видеорядом моих (да и не только моих) старших классов, то это, однозначно, «Американский пирог», положивший начало жанру «молодёжная комедия».
Помню, как смеялись, иногда гоготали и ржали, пересказывая друг другу сюжет и сцены из фильма. При этом, большая часть смеющихся его и в глаза то не видела, зато знала содержание на зубок. Благо хватало устных пересказов с обязательной отсебятиной. Помню, как ждали заветную видеокассету (интернет тогда был лишь у избранных), чтобы наконец-таки насладиться фильмом. Фразы «Как тёплый яблочный пирог», «Друзья называют меня Нова, сокращённо от Казанова» и другие, более неприличные, прочно вошли в обиход.
На второй «Пирог» мы шли уже в кинотеатр, волнуясь и потея - не пустят! - под пытливыми и зоркими взглядами кассирш. Ну а третий («Американская свадьба») я смотрел уже дома вместе с девушкой, и был почти не против ощутить предсвадебную суету. Всё, что было после первых трёх «Американских пирогов», не смотря на рекламную приставку с упоминанием оного, называться таким априори не может. Все эти братья Стиффлера или летние лагеря – это, как говорит мой знакомый сексолог, для пубертатов. Ни идеи, ни по-настоящему смешных приколов, ни культовых героев. Нам – повзрослевшим зрителям, женатым и замужним – подавай главное блюдо.
И вот подали. На экраны вышел «Американский пирог: Все в сборе». Его называют восьмым пирогом, хотя, по факту, он скорее должен идти под номером 4. Но – и это главное – все, действительно, в сборе. Встречайте, дамы и господа: Джим Левинстайн, Кевин Майерс, Крис «Оз» Озстрайкер, Пол «Зяблик» Финч, Стив «Стивмайстер» Стиффлер и, конечно же, неподражаемый папа Джима в исполнении блистательного Юджина Леви. Но это, так сказать, главные коржи пирога, а есть ещё прослойка вроде Мишель, Хетер, Нади, Вики. Есть даже вишенка – Мама Стиффллера «МКХТ». В общем, кто в теме, тот поймёт. Ждать от фильма статуса «лучшей комедии года» вполне можно.
И, надо сказать, ожидания, скорее всего, не обманут. Правда, прародитель и главный сценарист саги о пирогах Адам Херц, значась в качестве исполнительного продюсера, принял лишь относительное участие: он присматривал за работой режиссёров и сценаристов Джона Харвитца и Хейдена Шлоссберга. Однако, без сомнения, можно сказать, что это тот самый старый добрый американский пирог. С его откровенным юмором «на грани» и «за гранью» и лихими поворотами сюжета. В последней части, правда, и с тем, и с другим чуть хуже, чем в прошлых фильмах, но харизмы и мастерства актёров, в целом, хватает, чтобы заставить зрителя смеяться над в общем-то не слишком оригинальными хохмами. Джим всё так же принимает нелогичные решения, папа ведёт с ним откровенные беседы, Кевин «шагает вперёд», а Стиффлер думает о тёлочках (ещё бы ведь его мама переключилась с виски на «травку»). Изменились не люди – изменились контекстуальные рамки и обстоятельства.
Но, пожалуй, глупо (да простят меня за резкость) думать, что «Американский пирог» - это просто пошлая комедия с глупыми приколами. Собственно, думать так – то же, что называть «Преступление и наказание» историей психа, зарубившего топором старуху-процентщицу.
«Американский пирог» (уточняю, мы говорим о четырёх фильмах) поднимает действительно важные проблемы. Образы персонажей с учётом их возраста и социального положения выписаны просто прекрасно, а ситуации, в которые они попадают, близки каждому. Это не просто ещё один фильм о сексе, - хотя тут его и, правда, много - а, скорее, история о возвращении (такая себе молодёжная гомеровская интерпретация). Кино о попытке вернуться в отрочество, молодость, чтобы ощутить то самое первоначальное счастье, лёгкость и беззаботность. Именно так, с такими проблемами и ожиданиями (со скидкой на американскую специфику) мы и живём, приезжая на очередной слёт одноклассников «цать» лет спустя. Иначе не бывает.
И – парадоксально, но факт – местами ностальгия от «Пирога» захватывает настолько, что и взгрустнуть можно. Вспомнить о тех годах, когда, как говорят знатоки, и трава была зеленее, и пиво вкуснее.