29 марта 2012 г.

Платонические чувства



Платонические чувства №4: «Союз меча и орала».
Платон Беседин, специально для «Стильного Севастополя».
Тсссссссс!
Никому ни слова. «Платонические чувства» идут ва-банк. Будьте бдительны. Сегодня говорим о мистериях и тайных обществах. Заграница нам поможет.
Берегите своё время: смотрите и читайте с умом! Всё, конец связи.

Что смотреть?  
Стэнли Кубрик «С широко закрытыми глазами».



 
Что читать?
Умберто Эко «Пражское кладбище».




Следуйте за Платоном, как Алиса за Кроликом... :)


Стэнли Кубрик «С широко закрытыми глазами».

Режиссёр: Стэнли Кубрик. В ролях: Том Круз, Николь Кидман, Сидни Поллак. Винесса Шоу. Жанр: семейная драма. Длительность: 159 минут.

При всём разнообразии мнений относительно того, чем характеризуется по-настоящему хорошее кино, пожалуй, можно выделить один из главных критериев – атмосферность. Атмосфера – вещь вообще крайне важная для любого вида творчества, но в кино её доминирующее значение проявляется наиболее явно. Гора черепов, как на картине Верещагина, и реки крови – вовсе не гарантия отличного фильма ужасов, огромное количество перестрелок и взрывов – совсем не обязательно мастерски снятый боевик. Настоящее кино всегда атмосферно; когда происходящее на экране лишь служит дополнением к царящей энергетике в зале.
Казалось бы, прописная истина, но атмосферных фильмов в своих жанрах не так уж и много. Правда, есть и приятные исключения, лишь подтверждающие правила. Например, фильм легендарного Стэнли Кубрика «С широко закрытыми глазами».
За основу сюжета, как это любит делать Кубрик, взята повесть Артура Шницлера «Траумновелле». Правда, действие перенесено из Вены двадцатых годов в Нью-Йорк девяностых годов 20 века.
Вроде бы ничего сверхъестественного. Обычная семейная пара: он, Билл (Том Круз), преуспевающий врач, она, Элис (Николь Кидман), влюблённая домохозяйка. Налаженный механический быт, где роли давно расписаны, а образы идеально подогнаны друг к другу. Просыпание, завтрак, работа, ужин, совместный досуг, секс, сон. Иногда можно покурить «травку».
Собственно, с этого всё и начинается: вдруг один из супругов начинает говорить слова не из-за заученного монолога, а от себя. Элис сообщает, что вполне не против переспать с кем-нибудь другим. Билл, конечно, расстраивается, но в свою очередь решает подыскать жёнушке временную замену.
И тогда, как на осмотре у стоматолога, вскрываются чёрные дыры и пятна на, казалось бы, идеально белой поверхности. Быт уже не быт, а сосущестование, а муж больше не кажется тем, с кем можно прожить вечность, да и он сам, собственно, понимает, что есть моложе, симпатичнее, горячее. Особенно, когда попадает на мистическую оргию, сильно смахивающую на сатанинскую мессу.
Что может быть проще, чем снять длинноногих моделей и нарядить пузатых мужиков в карнавальные маски, а потом свести их во всеобщем порыве похоти? Но именно тут происходит то, что называется магией творчества. За всем этим действом, снятым в причудливом декадентском стиле, скрывается мистификация, мистерия, тайна, когда сознание зрителя вдруг отключается, а  действовать начинает подсознание, когда срабатывают пресловутые юнговские архетипы, и один видит масонский ритуал, другой – анималистический обряд, а третий, четвёртый, сотый – ещё Бог знает что.
Во всём этом чувствуется особое настроение, свойственное по-настоящему великому кино, в таком зрелище есть скрытый пульсирующий нерв, вместе с которым в агонии или экстазе бьются и съёмочная группа, и актёры, и зрители.
Череда случайностей – уже судьба. Сразу после съёмок в «С широко закрытыми глазами», казалось бы, идеальная пара Круз и Кидман расстались, а сам Кубрик умер от остановки сердца спустя четыре дня после окончания работы над монтажом фильма.
И уж совсем неудивительно, что мнения относительно фильма оказались прямо противоположными. Одни назвали его невразумительной работой сексуально озабоченного пенсионера, другие – последним великим фильмом 20 века. Лично мне ближе вторая формулировка. С обязательной пометкой «Осторожно: особая мрачная магия».  


Умберто Эко «Пражское кладбище».

Умберто Эко живой классик мировой литературы. Вот уже десяток лет он заслуженно ходит в главных претендентах на получение Нобелевской премии, но комитет всё никак не решится. Хотя поторопиться стоит – в этом году итальянскому писателю, философу и медиевисту исполнилось восемьдесят лет.
Романами синьор Эко, стартовавший в 1980 году интеллектуальным супербестселлером  «Имя розы», балует читателя не часто: за тридцать с лишним лет набралось всего шесть. Последним стало «Пражское кладбище».
На арене, как говорится, всё те же: тайные общества, секретные разведки, культовые мистификаторы – опутываемые сетью повествования, они образуют причудливый вертеп, в котором придётся разобраться читателю. Эко уверяет, что все герои «Пражского кладбища» – люди совершенно реальные, а события – исключительно факты. Вымышленное лицо в «Пражском кладбище» только одно – главный герой Симоне Симонини. Персона специфическая. Страдает раздвоением личности, работает на половину тайных разведок Европы, подделывает документы и любит вкусно поесть. Читать про мерзавцев всегда любопытно. Эко, с его же слов, попытался создать самого отвратительного героя в мировой литературе.
Однако задуманное удалось мастеру не в полной мере. Если чем и отвратителен капитан Симонини, то, прежде всего, своей типичностью, его нутро «человеческое, слишком человеческое». Да, он убивает, сутяжничает, ворует, лжёт, но делает это, скорее, покорившись обстоятельствам, нежели собственной инфернальной сущности. Умберто Эко вывел не эпического злодея, а ловкого прохиндея, жизнь которого оказалась весьма богатой на события: террористические акты, восстание Гарибальди, заговор иезуитов, сотрудничество с Лео Таксилем и, конечно же, создание легендарных «Протоколов сионских мудрецов».
Относительно последних на книге размещено пояснение: «Это документальная, но и авантюрная история создания знаменитой фальшивки «Протоколы сионских мудрецов». Ну а для непонятливых Елена Костюкевич, переводчик творчества Эко на русский язык, в обширном предисловии разъяснила, почему быть антисемитом плохо и несовременно.
Эко написал роман в своём фирменном стиле: и любопытных фактов хватает, и секретных материалов, и сюжетных линий, и знаковых персонажей. Автор добавил даже авантюр и эпики в духе Дюма-отца, который, кстати, тоже есть на страницах романа. Однако, не смотря на все старания, «Пражскому кладбищу» порой не хватает увлекательности (той медлительно-вязкой, как в «Имени розы», или событийно-интригующей, как в «Баудолино»). На этот раз получилось местами пресно, скучно, однообразно.
Впрочем, «Пражское кладбище», вышедшее в Италии в октябре 2010 года, уже успело стать бестселлером, проданным двухмиллионным тиражом, что для интеллектуальной прозы сегодня событие. И это неудивительно, потому что Умберто Эко, по-прежнему, один из главных писателей мира, а сам роман фундаментален и полемичен, правда и ложь в нём сплелись настолько прочно, что отличить их друг от друга почти невозможно. На этот счёт хорошо высказался главный раввин Рима Риккардо Ди Сеньи: «Полагаю, смысл книги не ясен. Что вынесет из неё читатель? Правда или неправда  – то, что в ней сказано про еврейский заговор, масонские, иезуитские? Ведь читатель так и не поймёт: намерены или не намерены евреи разрушить цивилизованное общество и захватить полную власть над миром?» Не стоит, наверное, переживать господину Ди Сеньи, ведь всегда найдутся те, кто разъяснит, объяснит и покажет.
Сама концепция «Пражского кладбища», пожалуй, и состоит в том, что выдуманная история становится реальностью, книги – руководствами к действию, а сомнительные заговоры вдруг превращаются в реально действующие доктрины. Это рождение наоборот, когда материя и modus operandi создают мысль и modus vivendi.